Юридическая помощь и защита в Тольятти и Самарской области
Главная \ Новости \ ЕСПЧ встал на защиту матери троих детей, лишенной родительских прав из-за наркозависимости

ЕСПЧ встал на защиту матери троих детей, лишенной родительских прав из-за наркозависимости

ЕСПЧ встал на защиту матери троих детей, лишенной родительских прав из-за наркозависимости
Назад
ЕСПЧ встал на защиту матери троих детей, лишенной родительских прав из-за наркозависимости

25 февраля Европейский Суд вынес постановление по делу «И. против России» по жалобе россиянки, лишенной родительских прав в отношении трех детей из-за своей наркозависимости.
Обстоятельства дела
Гражданка И. проживала со своими тремя детьми и матерью в двухкомнатной московской квартире. Приблизительно с 2004 г. женщина стала принимать наркотики, употребление которых вызвало у нее опиатную зависимость.
8 октября 2013 г. полиция задержала И. и ее гражданского мужа, являющегося отцом ее двух младших детей, по подозрению в незаконном обороте наркотиков. Результаты медосвидетельствования женщины выявили ее наркотическое опьянение. В ходе допроса И. сообщила, что регулярно позволяла знакомым принимать наркотики на кухне ее квартиры. В тот же день домой к И. прибыл инспектор по делам несовершеннолетних, который составил протокол об административном правонарушении о невыполнении ею своих родительских обязанностей, тогда же органы опеки и попечительства изъяли детей.
Впоследствии женщину отпустили домой под подписку о невыезде. 11 и 18 ноября Ховринская районная администрация провела обследование жилищных условий в квартире И. В первом акте был зафиксирован факт наличия у каждого из детей отдельного спального места и достаточного количества еды в холодильнике. Во втором акте проверяющие выявили некоторые улучшения в квартире: перестановку и свежий ремонт. Тогда же мать И. сообщила, что последняя проходит стационарное лечение от наркозависимости, а она сама предпринимает меры по получению опеки над детьми.
В ходе судебного процесса по лишению И. родительских прав она утверждала, что никогда не принимала наркотики в присутствии детей, запираясь для этого в ванной или туалете. Женщина также пыталась убедить суд в том, что любит детей и готова заботиться о них и пройти необходимое лечение. Мать И. также утверждала о том, что ее дочь любит детей, и заявляла о готовности опекать внуков лично. Старший ребенок И. говорил о нежелании, чтобы его мать лишали родительских прав. Он полагал, что их семейная жизнь была нормальной, а с отчимом у него сложились хорошие отношения.
В январе 2014 г. суд лишил И. родительских прав на основании ст. 69 Семейного кодекса. Он сослался на то, что женщина принимала наркотики в течение длительного периода времени, была безработной и не предоставила детям адекватный уход и финансовую поддержку. Таким образом, суд счел, что оставление детей с И. поставит под угрозу их здоровье и жизнь. При этом суд отклонил доводы И. и ее матери о том, что женщина проходит реабилитационный курс лечения, а сами они находятся в хороших отношениях с соседями.
В результате старший ребенок женщины остался жить у своего отца, а двое других детей попали в детский дом, откуда их впоследствии забрали в приемную семью.
Апелляция оставила в силе решение первой инстанции. При этом она отклонила доводы И. о том, что она прошла лечение от наркозависимости, нашла работу и теперь имеет достаточный доход. Кроме того, апелляция отметила, что детей забрали не только из-за зависимости их матери от наркотиков, но и по причине того, что она ранее пренебрегала исполнением своих родительских обязанностей.
Спустя две недели суд приговорил женщину к шести годам лишения свободы за незаконный оборот наркотиков. Впоследствии Мосгорсуд оставил в силе решения нижестоящих инстанций о лишении ее родительских прав.
Позиция сторон в ЕСПЧ
В жалобе в Европейский Суд заявительница указала на нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на уважение частной и семейной жизни в связи с лишением ее родительских прав сугубо из-за наркозависимости. По мнению И., российские суды механически применили ст. 69 Семейного кодекса, не оценив возможность применения иных, более мягких мер ответственности. В частности, они не рассматривали возможность ограничения ее в родительских правах, которая предусмотрена ст. 73 СК РФ.
С учетом изложенного женщина просила ЕСПЧ присудить ей компенсацию морального вреда в размере 20 тыс. евро.
После изучения материалов дела ЕСПЧ напомнил, что общение родителя с ребенком является базовым элементом семейной жизни, а интересы детей носят первостепенный характер, поэтому разрыв уз между вышеуказанными лицами должен рассматриваться как крайняя мера, необходимая лишь в исключительных случаях (например, если общение родителя с ребенком может нанести вред здоровью и развитию последнего). В связи с этим Европейскому Суду потребовалось выяснить – учли ли российские суды совокупность ряда факторов (медицинского, психологического, эмоционального и материального характера) и наилучшие интересы детей в рассматриваемом деле.
Страсбургский суд счел, что основания лишения И. родительских прав, на которые сослались отечественные суды в своих решениях, не были достаточны, соответственно, вмешательство государства в охраняемые Конвенцией права было несоразмерно преследуемой законной цели. В связи с этим Европейский Суд присудил заявительнице компенсацию морального вреда в запрашиваемом ею размере.

Обо мне

Я оказываю широкий спектр адвокатских услуг  и всегда рад, клиентам обратившимся ко мне за помощью! За годы осуществления адвокатской деятельности я имею огромный опыт по предоставлению юридической помощи и защиты гражданам и бизнесу!

Адрес:
445004, г. Тольятти, ул. Льва Яшина, дом 11, оф. 48а