Юридическая помощь и защита в Тольятти и Самарской области
Главная \ Новости \ ЕСПЧ признал нарушением непринятие мер против издевательств, повлекших смерть солдата

ЕСПЧ признал нарушением непринятие мер против издевательств, повлекших смерть солдата

ЕСПЧ признал нарушением непринятие мер против издевательств, повлекших смерть солдата
Назад
ЕСПЧ признал нарушением непринятие мер против издевательств, повлекших смерть солдата
22 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «Филипповы против России» по жалобе родителей, чей сын покончил с собой во время службы в армии из-за давления со стороны сослуживцев.
После продолжительных издевательств солдат был найден мертвым:
В июне 2006 г. Е. был призван на срочную военную службу и первоначально проходил ее в воинской части № 1. В октябре того же года рядовой К. нанес удар Е. кулаками в лицо не менее трех раз, сломав ему челюсть. За нарушение правил, регулирующих отношения между военнослужащими, приравненными к одному званию (ч. 2 ст. 335 УК РФ), К. был приговорен к отбыванию наказания в дисциплинарной части сроком на год. Подробная информация о данном инциденте была размещена на досках объявлений в воинской части. Поскольку Е. дал показания против К., отношение сослуживцев к нему ухудшилось.
В связи с этим в декабре того же года Е. был переведен в соседнюю часть, где подробности конфликта с рядовым К. стали также известными. Как следствие, сослуживцы вымогали у Е. деньги и избивали его. Солдат, в свою очередь, писал родителям об издевательствах, оскорблениях и побоях, он сообщал, что другие призывники из части № 1 также были переведены вместе с ним в новую часть, поэтому они продолжали издеваться над ним и избивать. Согласно этим письмам, рядовой Е. не мог обратиться к своим старшим офицерам, так как данные инциденты происходили на их глазах, и они никак не реагировали на происходящее.
В апреле 2007 г. Е. получил травму ноги, согласно записи в его медицинской карте, причина травмы – падение с лестницы, однако, как сам рядовой написал родителям, его избили. Следователь провел проверку по данному происшествию, но отказал в возбуждении уголовного дела на том основании, что Е. объяснил, что упал, споткнувшись на лестнице.
В июне того же года Е. был переведен обратно в воинскую часть № 1 по его же просьбе. Рядовой подал заявление врачу медсанчасти с просьбой направить его для повторной оценки комиссией его пригодности к военной службе в связи с травмой ноги. Его перевод в больницу для этой переоценки был назначен на 13 июня 2007 г., однако до этого он не дожил – 5 июня солдат был найден повешенным.
Возбуждение уголовного дела:
По факту смерти военнослужащего было возбуждено уголовное дело по ст. 110 «Доведение до самоубийства» УК РФ. Следователь осмотрел место происшествия и тело погибшего, в последней проверке также участвовал врач воинской части, протокол осмотра тела показал линию удушения на шее и никаких других травм. В ходе следствия были допрошены ряд военнослужащих, они неохотно и, не вдаваясь в подробности, признали, что Е. подвергался издевательствам со стороны сослуживцев.
Родители погибшего солдата – Александр и Надежда Филипповы – через представителя подали жалобу в военную прокуратуру Люберецкого гарнизона с требованием возбудить уголовное дело по факту халатности со стороны майора Н. и полковника Ф. для выяснения обстоятельств и причин перевода Е. в воинскую часть № 1 обратно. Заявители хотели знать, почему старшие офицеры, полностью осведомленные о том факте, что над Е. издевались и жестоко обращались в новой части, ничего не сделали, чтобы защитить его. Их также интересовало, почему они не перевели Е. в другую воинскую часть вместо части № 1 и почему их сын не оставался в госпитале своей части до тех пор, пока медкомиссия не приняла решение о том, следует ли его уволить с военной службы в связи с травмой ноги.
Следователь отказал Надежде Филипповой в признании ее потерпевшей по уголовному делу, но позволил ознакомиться с постановлением о его возбуждении и двумя судебно-медицинскими экспертизами. Согласно заключению судмедэкспертов, рядовой Е. умер от удушья. Что касается других повреждений, то эксперты посчитали, что они стали результатом ударов, полученных военнослужащим еще при жизни. При этом, хотя полученные травмы не стали причиной смерти солдата, эксперты отметили, что кровоизлияние в печень – серьезное повреждение здоровья для человека при жизни.
В июле 2007 г. военная прокуратура Люберецкого гарнизона ответила родителям Е., что любые халатные действия со стороны старшего командного состава воинской части будут рассмотрены в рамках расследования уголовного дела по факту смерти их сына.
Избивший солдата сослуживец был осужден:
После этого, в июле 2007 г., рядовой Р. написал явку с повинной, признав, что избил солдата Е., ударив его дважды в область груди и дважды в область живота, незадолго до его смерти. Впоследствии в отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 335 «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности» УК РФ, которое было присоединено к первоначальному делу, возбужденному по ст. 110 УК.
Согласно заключению экспертов о психологическом состоянии и здоровье солдата Е., сослуживцы его игнорировали, унижали, забирали деньги, заставляли приобретать для них сигареты, избивали. Эти действия вызвали сильные физические и душевные страдания Е., а его перевод ситуацию не изменил, так как воинские части были взаимосвязаны и отношение к нему в новой части осталось прежним. Таким образом, эксперты заключили, что основной причиной самоубийства солдата стало его психическое истощение, возникшее в результате психотравмирующей ситуации.
Майор Н., давая показания, утверждал, что на его вопросы о том, подвергался ли Е. когда-либо насилию со стороны кого-либо в части, солдат всегда отвечал отрицательно и никогда не жаловался ему по каким-либо другим вопросам.
В марте 2008 г. следователь признал родителей Е. потерпевшими по уголовному делу. Следователь завершил расследование уголовного дела по действиям рядового Р. и предъявил ему обвинение в нарушении с тяжкими последствиями правил, регулирующих отношения между военнослужащими одного звания. При этом дело о доведении Е. до самоубийства было прекращено за отсутствием состава преступления.
В ходе судебного разбирательства по делу Р. Александр и Надежда Филипповы утверждали, что их сын был убит. Они указывали, ссылаясь на отчет, который они заказали у независимого эксперта, что после получения тяжелых ударов их сын мог находиться в состоянии временного травматического шока, и, будучи не в состоянии сопротивляться, он мог быть повешен третьим лицом.
Они также жаловались на то, что поскольку они были признаны потерпевшими через девять месяцев после возбуждения уголовного дела, то не смогли задать вопросы экспертам, проводившим судмедэкспертизы на стадии расследования дела. Они просили суд вызвать и опросить ряд военнослужащих, которые могли быть свидетелями событий, имевших место непосредственно перед смертью их сына, а также одного из врачей, принимавшего участие в осмотре тела. Суд отклонил требования родителей погибшего солдата. Кроме того, суд счел заключение судмедэкспертизы более надежным, чем заключение независимого эксперта.
20 мая 2008 г. Р. был признан виновным и приговорен к пяти годам лишения свободы. Московский областной военный суд оставил без изменения данное решение.
ЕСПЧ выявил нарушения Конвенции:
После изучения материалов дела Европейский Суд отметил, что военным властям было известно о том, что Е. давал показания в качестве потерпевшего по уголовному делу против рядового К., они также знали о последующем издевательстве над Е. его сослуживцами в отместку за осуждение К.
Суд указал, что власти знали или должны были знать о том, что сын заявителей принадлежал к категории уязвимых военнослужащих с высоким риском возмездия и самоубийства, но не приняли надлежащих мер. Нет никаких доказательств того, что старшие офицеры, хотя и знали, что Е. стал жертвой издевательств, сделали все, чтобы остановить это. Единственной реакцией со стороны властей было санкционирование его переводов, однако они были реализованы с недостатками, пояснил ЕСПЧ. Он обратил внимание, что важным является то, что ни один из переводов фактически не обеспечил эффективного отделения солдата от тех солдат-срочников, которые знали о его причастности к уголовному делу в отношении К.
ЕСПЧ отметил, что по результатам расследования смерти Е. рядовой Р. был осужден и следствие в целом длилось около года и трех месяцев без каких-либо задержек, так что оно было достаточно оперативным. Он также признал, что расследование проводилось независимым органом. Однако относительно тщательности расследования Суд пояснил, что оно было сосредоточено в основном на инциденте между Р. и Е., несмотря на многочисленные свидетельства, указывающие на то, что Е. был жертвой насилия, вымогательства и другие издевательства со стороны иных лиц. Учитывая тот факт, что явление «дедовщины» было широко распространено в российской армии, Европейский Суд посчитал, что российские власти не провели тщательного расследования всех обстоятельств, приведших к гибели рядового. Таким образом, он заключил, что расследование смерти Е. не было эффективным, и признал, что в данном деле имело место нарушение ст. 2 Конвенции в ее материально-правовой и процессуальной частях.
Суд учел то, что Е. терпел насилие в течение длительного периода времени, несмотря на неоднократные просьбы о переводе, и испытывал постоянную психическую тревогу, вызванную неминуемым риском физического насилия. Непредоставление эффективной защиты равносильно нарушению материально-правовой части ст. 3 Конвенции, заключил ЕСПЧ. Он также признал ее нарушение в процессуальном аспекте в связи с тем, что расследование событий, связанных со смертью военнослужащего, не было тщательным и не обеспечило участия заявителей в нем.
ЕСПЧ присудил Александру и Надежде Филипповым совместно 30 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.
Обо мне

Я оказываю широкий спектр адвокатских услуг  и всегда рад, клиентам обратившимся ко мне за помощью! За годы осуществления адвокатской деятельности я имею огромный опыт по предоставлению юридической помощи и защиты гражданам и бизнесу!

Адрес:
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, дом 17А