Юридическая помощь и защита в Тольятти и Самарской области
Главная \ Новости \ Адвокаты добились оставления в силе оправдательного приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных

Адвокаты добились оставления в силе оправдательного приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных

Адвокаты добились оставления в силе оправдательного приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных
Назад
Адвокаты добились оставления в силе оправдательного приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных
Как стало известно «АГ», 6 декабря Московский городской суд оставил в силе вынесенный на основе вердикта присяжных заседателей оправдательный приговор гражданину, обвинявшемуся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (документы есть у «АГ»). Защитники оправданного, адвокат АП г. Москвы Сергей Насонов и старший партнер АБ «Сословие» Юлия Стрелкова рассказали «АГ» о нюансах дела.
Присяжные вынесли оправдательный вердикт
Ночью 17 мая 2020 г. лица без определенного места жительства М., Л. и Б. распивали спиртные напитки на лестничной площадке подъезда жилого дома в г. Москве. Утром следующего дня один из прохожих обнаружил недалеко от этого дома М. без признаков жизни.
В этом доме проживал гражданин К., в отношении которого впоследствии было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. По версии следствия, К., находясь на лестничной площадке подъезда, где также находились ранее ему незнакомые лица М., Л. и Б., умышленно нанес М., лежащему полу и не проявляющему агрессии и сопротивления, не менее пяти ударов ногами в область расположения жизненно важных органов по груди, животу и голове, а также нижним конечностям. Затем он переместил М. на первый этаж подъезда, после чего вытащил его на улицу и бросил на бетонированную площадку. Как указало следствие, смерть М. наступила в ночь на 18 мая 2020 г. от закрытой сочетанной травмы груди и живота, осложнившейся внутрибрюшным кровотечением, состоящим в причинной связи со смертью.
Уголовное дело было направлено в Перовский районный суд г. Москвы и рассмотрено с участием присяжных заседателей. Подсудимый, как и на предварительном следствии, в судебном заседании заявил, что не наносил никаких ударов М. и, напротив, помог ему встать, когда тот из-за сильного опьянения упал на пол.
Один из защитников К., адвокат Сергей Насонов в своей речи обратил внимание присяжных заседателей на то, что допрошенные в судебном заседании лица представили им три истории произошедшего, существенно отличающиеся друг от друга. Для того чтобы понять, какая из этих историй правдивая, защитник призвал присяжных использовать исследованные перед ними доказательства, здравый смысл и житейскую логику, которой они обладают. Далее, подробно разбирая эти истории, сопоставляя их с доказательствами, адвокат высказал суждение, что наибольшей достоверностью, по мнению защиты, характеризуются показания подсудимого К. Сергей Насонов отметил, что эти показания согласуются с заключениями экспертов, показаниями других свидетелей, допрошенных в судебном заседании, следовательно, подсудимый должен быть оправдан.
Второй защитник обвиняемого, адвокат Юлия Стрелкова в своей речи акцентировала внимание присяжных на доказанности события преступления, вменяемого подсудимому, и попыталась ответить на вопрос: что же произошло на самом деле, по мнению защиты. Адвокат детально проанализировала заключения экспертов и другие доказательства, исследованные перед присяжными. Особое внимание защитник обратила на видеозапись с камеры подъезда, исследованную с участием присяжных, и пояснила, почему защита оценивает эту запись как оправдывающую К.
24 июля 2023 г. присяжные заседатели оправдали К. в связи с недоказанностью события преступления, и в этот же день Перовский районный суд постановил оправдательный приговор.
Прокуратуре не удалось доказать ограничение прав стороны обвинения
Не согласившись с приговором, прокуратура подала апелляционное представление, требуя его отмены в связи с нарушениями положений уголовно-процессуального закона, устанавливающих особенности судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. В документе отмечалось, что председательствующий неоднократно снимал вопросы государственных обвинителей, касающиеся фактических обстоятельств дела. Подчеркивалось, что в ходе допроса одного из свидетелей суд необоснованно снял вопрос о силе удара К. потерпевшего.
По мнению прокуратуры, суд ограничил сторону обвинения в представлении доказательства, не допросив свидетеля Х. в присутствии присяжных заседателей, несмотря на то что свидетель мог пояснить обстоятельства получения видеозаписи, а также о пояснениях относительно рассматриваемых событий, и таким образом суд выразил свою позицию по данному доказательству. В представлении также указывалось, что суд нарушил принцип состязательности сторон, не позволив стороне обвинения представить в полном объеме доказательства.
В возражениях защитники отмечали: утверждение в апелляционном представлении о том, что председательствующим был снят вопрос свидетелю о силе удара К., не соответствует протоколу судебного заседания. При этом адвокаты подчеркнули, что даже если этот вопрос был бы задан государственным обвинителем, он должен был быть снят председательствующим, поскольку в такой формулировке этот вопрос ориентирован на получение показаний свидетеля, основанных на догадке или предположении. Столь же необоснованным, как указано в возражениях, является довод гособвинения и в части указания на «неоднократность» снятия председательствующим вопросов государственных обвинителей допрашиваемым лицам.
Сергей Насонов и Юлия Стрелкова указывали, что никакого ограничения стороны обвинения в представлении доказательств в связи с отказом суда в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля Х. перед присяжными заседателями допущено не было. Указанный свидетель был допрошен без присяжных заседателей, и в содержании его показаний не было указания на какие-либо факты, имеющие отношение к вопросам, разрешаемым присяжными заседателями по настоящему делу. Адвокаты обращали внимание на то, что данный свидетель пояснял: никакой видеозаписи событий 17–18 мая 2020 г. не осуществлялось, так как регистратор был без жесткого диска и ничего не писал, что произошло ночью в указанные даты, он лично не видел. По их мнению, очевидно, что эти показания никакого отношения к вопросам, разрешаемым присяжными в вердикте, не имеют и никак не подтверждают позицию обвинения, подчеркивали защитники.
Рассмотрев дело, апелляционный суд пришел к выводу, что вопреки доводам, изложенным в апелляционном представлении, в ходе судебного разбирательства нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст. 389.17, 389.25 УПК РФ отмену либо изменение приговора, судом не допущено. Он отметил, что коллегия присяжных заседателей для рассмотрения данного уголовного дела сформирована с соблюдением требований ст. 326–329 УПК.
В апелляционном определении указано, что, как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по уголовному делу проведено полно, всесторонне, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон, с учетом требований ст. 252 и 335 УПК об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.
Апелляция подчеркнула, что необоснованного снятия вопросов как стороны обвинения, так и стороны защиты председательствующим не было допущено, вопросы снимались при наличии для того оснований, а также при выяснении обстоятельств, очевидцами которых непосредственно допрашиваемые лица не являлись, либо при выяснении обстоятельств, ставших известными допрашиваемым лицам, со слов, а также при формулировке вопросов, выяснение которых требует специальных познаний. При этом судом первой инстанции были учтены положения действующего законодательства, в силу которых не позволяется допрос свидетелей о содержании показаний иных лиц, как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний.
Она также отметила, что в ходе судебных прений председательствующим приняты меры для того, чтобы стороны ссылались лишь на исследованные доказательства. В случаях отклонения сторон от положений вышеуказанных норм закона председательствующий своевременно реагировал и устранял допущенные нарушения, в необходимых случаях обращался с разъяснениями к присяжным заседателям.
Как разъяснено в апелляционном определении, принцип объективности при произнесении председательствующим судьей напутственного слова присяжным заседателям не нарушен. Вопреки доводам прокурора, требования, указанные в ст. 340 УПК, председательствующим в полной мере были соблюдены. При этом в напутственном слове наряду с отсутствием личного мнения судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, очерчен тот круг исследованных в судебном заседании доказательств и обстоятельств дела, на основании которых присяжные заседатели вынесли свой вердикт единогласно.
Апелляционный суд счел, что вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании и признанных судом соответствующими установленным УПК РФ критериям относимости и допустимости. Содержание вердикта не свидетельствует о его неясности, противоречивости и не позволяет сделать вывод о его вынесении присяжными в силу каких-либо воздействий или предубеждений.
Суд отметил, что председательствующим были приняты исчерпывающие меры по созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, ограждению присяжных заседателей от какого-либо незаконного воздействия и обеспечению объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей.
Таким образом, Мосгорсуд оставил приговор в отношении К. без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.
Яндекс.Метрика Объявления
Обо мне

Я оказываю широкий спектр адвокатских услуг  и всегда рад, клиентам обратившимся ко мне за помощью! За годы осуществления адвокатской деятельности я имею огромный опыт по предоставлению юридической помощи и защиты гражданам и бизнесу!

Адрес:
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, дом 17А